Сельскохозяйственное предприятие
ООО "Картофель"
основано в 1989 году
Выбирай Наше Местное
Овощные смеси от УГМК, молоко завода Хабибуллина, розы холдинговой компании «Лидер» — бизнесмены и промышленники взвалили на свои плечи заботу о развитии агропромышленного комплекса (АПК). Федералы не понимают, зачем уральским металлургам понадобилось производить молоко и почему мелкие собственники занимают свободные ниши, уходя от лобовой конкуренции.

Эксперты:

Сергей Баклыков - глава фермерского хозяйства Баклыковых 
Игорь Картузов - генеральный директор ООО «Картофель» 
Людмила Лиханова - главный бухгалтер тепличного комплекса ЗАО «РИТЗА» (Заводоуковск, Тюменская область) 
Олег Хабибуллин - инвестор, депутат городской думы Екатеринбурга 
Александр Хренов - главный редактор журнала «Школа грибоводства» (Москва) 
Роман Шалимов - генеральный директор маркетингового агентства «Точка роста» (Москва) 
Юрий Щербаков - генеральный директор ООО «СтильПрофиЛ»

Насколько выгодно инвестировать в сельское хозяйство?

Какая отрасль АПК окупается быстрее других?

Сколько можно заработать на розах?

Почему местные инвесторы не боятся федералов?

Влюбом крупном супермаркете представлено в среднем три-четыре вида перепелиных яиц — или в прозрачной пластиковой упаковке, или в разноцветных картонных тарах. Все из одного фермерского хозяйства. Его хозяинСергей Баклыков не монополист: перепелов в области разводят еще три хозяйства. Но бизнесмен первым успел занять нишу, и теперь его продукт есть во всех крупных торговых сетях города. Вслед за мелкими предпринимателями осваивать сегменты в агропромышленном комплексе стали строительные, металлургические и нефтяные компании. После успешных зерновых и молочных проектов волна инвестиций докатилась до замороженных овощей, цветов и зелени. 

Агрорынок притягивает большие и малые деньги 

В России по инвестициям в АПК лидируют Ростовская область, Ставропольский и Краснодарский край. Уральские предприниматели тоже своевременно осознали, что вкладываться в агробизнес выгодно. УГМК увидела перспективы рынка одной из первых. В состав «УГМК-Агро» (выручка за 2007 г. — свыше 700 млн руб.) помимо свердловской агрофирмы «Патруши» входят ЗАО «Тепличное», ООО «Улыбка лета», агрофирма «Байрамгул» (Башкортостан) и «МедьПромАгро» (Оренбургская область). Вслед за молочной продукцией предприятие стало выпускать замороженные овощные полуфабрикаты под брендом Mister Green в противоречащей названию ярко-красной упаковке. Цвет, который произвел революцию в умах потребителей (конкуренты традиционно заворачивали овощи в упаковку салатно-зеленых или желтых цветов), дополнили не менее претенциозным слоганом: «Свежее свежего». Замороженные овощи компания «УГМК-Агро» стала позиционировать как продукт для среднего класса. Чтобы запомниться потребителям, предприятие заказало рекламные билборды с изображением эскимоса, которые вызывают позитив и поныне веселят горожан. 

В феврале на базе агрохозяйства «Каменское» (входит в состав Группы Синара) открылась первая очередь современного молочного комплекса (он рассчитан на 1 тыс. голов крупного рогатого скота). Олег Хабибуллин, в 2006 г. инвестировавший в три хозяйства Свердловской области, объединил их в компанию под общим названием «Агроника». Сегодня предприниматель развивает свой бизнес, но секретов успеха не раскрывает. 

Ударились в сельскохозяйственный бизнес и крупные промышленные холдинги из других регионов. В частности, нефтехимическая группа «Титан» в Омской области в 2006 г. начала вкладываться в строительство завода по производст­ву биотоплива. А Кирилл Подольский, один из бывших владельцев таганрогской компании «Югтранзитсервис» (экспортер российских нефтепродуктов), создал с компаньонами зерновую компанию Valars Group. В прошлом году она заработала $12 млн и по финансовым показателям обогнала ведущих российских зернотрейдеров. Этому поспособствовал и скачок цен на пшеницу. 

Растениеводство (выращивание зелени, овощей и т. п.) наряду с зерновым бизнесом предприниматели считают прибыльным делом. Следом по привлекательности идут молочная и мясная промышленность. Как пояснил Роман Шалимов, генеральный директор маркетингового агентства «Точка роста», сельское хозяйство — толчок для экономики: «Во-первых, за минувшие годы прошла реструктуризация отрасли, а во-вторых, был взрывной рост цен на продовольствие в мировых масштабах. Судите сами, когда такие страны, как Индия и Китай, в которых человек раньше существовал за счет пары чашек риса, начинают усиленно потреблять — это серьезно бьет по мировому предложению. Отсюда и увеличение стоимости. Мир вошел в долгосрочную фазу высоких цен — это и есть основной мотиватор инвестиций в село в нашей стране». По словам г-на Шалимова, самая быстрая ниша по окупаемости, конечно, птицеводство, самая долгая — разведение крупного рогатого скота. 

Тот факт, что птицы приносят хорошую прибыль, подтверждает и Игорь Картузов, генеральный директор ООО «Картофель». С птицей и яйцом в Свердловской области, уточняет он, дела обстоят лучше всего. Молочное производство еще держится. А вот с крупным рогатым скотом, растениеводством и овощевод­ством — полный провал. По словам г-на Картузова, овощи, зелень и цветы — продукция, наиболее востребованная на рынке: здесь можно быстро вернуть вложенные средства и бизнес не будет закопан в землю. «Я сам мечтаю растить зелень. Это богатейшая ниша, ведь спрос на такие продукты «всходит» прямо на глазах», — нашел плодородную почву для бизнеса Игорь Картузов. 

Однако столица Урала в зелени пока не утопает: масштабных производств нет. К примеру, в Новосибирске компания «Экосервис-Агро» выращивает овощи на агрокомплексе «Емельяновский» с 2004 г. Различные виды салатов, укроп, петрушка продаются в специальных контейнерах с тепличным торфом. По такой технологии зелень может храниться в холодильнике до двух недель. В Омске инвестировать средства в «озеленение» только собираются, поэтому предприятие «РИТЗА», производящее овощи с 2003 г., сегодня — монополист на рынке Свердловской, Омской и Тюменской областей. Его продукцию можно купить в гипермаркете «Ашан», сетях «Метро», «Купец», «Звездный» и других. «Пока покупатели постоянны в своих предпочтениях, — рассказываетЛюдмила Лиханова,главный бухгалтер тепличного комплекса «РИТЗА». — Лучше всего уходит обыкновенный салат. В начале года мы пытались вводить более экзотичные виды листового салата, но они не особенно пользуются популярностью». 

Зато в Свердловской области нашлись сразу две компании, решившие рискнуть и вложить деньги в цветы. «УГМК-Агро» с 2006 г. «ухаживает» за розами по голландской технологии, а холдинговая компания «Лидер» приобрела в том же году тепличное хозяйство в селе Арамышево площадью в 30 тыс. кв. м и продала в прошлом году более 3,5 млн цветков. Вопреки негативным предсказаниям, бизнес расцвел и оказался вполне рентабельным. По планам «Лидера» к концу 2007 г. компания должна была занять 20% этого рынка в Свердловской области, но пока удалось освоить только 10%. Как рассказал «ДК» Юрий Щербаков, генеральный директор ООО «СтильПрофиЛ» (компания, управляющая агропроектами холдинга «Лидер»), 70% продукции идет в Тюмень, Сургут, Курган, Челябинск, Пермь, Ижевск, Уфу и Оренбург. Сейчас, по словам г-на Щербакова, дело дает неплохие всходы. «Наш бизнес активно развивается, — отметил он. — Строим еще два тепличных комплекса общей площадью 9 га. Благодаря им мы рассчитываем покрыть до 25% цветоч­ного рынка Свердловской области. Пока лидеры продаж — розы красного и белого цветов: «гран-при» — темно-бордовый цветок, занимает 30% в общем объеме продаж, красный сорт «модена» — 15%, а бело-зеленый «айсленд» — 12%. Дополнительно в ассортименте появятся розовые и желтые розы, а также несколько сортов двухцветной гаммы». 

Другой перспективной отраслью для инвестирования эксперты называют грибоводство. Этот сектор АПК настолько популярен, что Александр Хренов, главный редактор журнала «Школа грибоводства» (Москва), даже приезжал в Екатеринбург в феврале этого года с лекцией на тему «Эффективность инвестиций в грибной бизнес в Урало-Сибирском регионе». «В России нет традиции выращивать грибы специально. За ними обычно в лес ходили. Кроме того, пока сельское хозяйство никому не было нужно, грибовод просто не мог купить специализированное оборудование. Хотя шампиньоны в советское время были в страшном дефиците. Сегодня это современная высокотехнологичная отрасль сельского хозяйства. Все процессы механизированы и компьютеризированы. К примеру, выращивание вешенки на собственном субстрате в Уральском регионе может давать до 50% рентабельности, а шампиньонов — до 100%», — показывает путь грибникам г-н Хренов. 

В АПК еще много неосвоенных доходных сегментов

Из бизнеса на перспективу АПК превратился в модную область инвестирования. Российские инвесторы чаще покупают хозяйства и заводы в качестве площадки, на которой создают производство, а вот иностранцы, наоборот, строят предприятия с нуля. Новички аграрного рынка не считают зарубежных производителей конкурентами, хотя федеральных брендов побаиваются. 

Фермер Баклыков начал разводить птицу в 2001 г. и поставляет перепелиные яйца практически во все торговые сети Екатеринбурга. К своим конкурентам он относится как к партнерам, поскольку сам был первооткрывателем этого производст­ва в Свердловской области. Несмотря на долгий срок работы фермера, бизнес начал нести золотые яйца только в декабре 2007 г. «Вначале, когда птицы жили у меня на даче, был неплохой доход. Но как только пришлось расширяться — арендовать помещение, выдавать людям зарплату, за рынок бороться, — ушел в долги. На стабильность остается только надеяться. Сейчас у меня 22 тыс. птиц, к октябрю 2008 г. планирую увеличить количество до 35 тыс.», — крепко держит синицу в руках, но заглядывается на журавлей в небе г-н Баклыков. Прогнозировать, что кто-то из местных крупных промышленников решит разводить перепелов, фермер не собирается. Вытеснить с рынка небольшое хозяйство они смогут легко, начав торговать ниже себестоимости. Но, по его мнению, сегодня можно найти отрасли в АПК, приносящие намного больший доход. 

Как отмечает Роман Шалимов, истории успеха агропредприятий индивидуальны, а истории развала хозяйств у всех одинаковы: «Быстро окупить инвестиции помогает так называемый cost effective — минимальные затраты на производственную единицу продукта. Универсальных критериев успеха нет. Каждый пытается занять либо уникальную нишу, на которой в регионе пока нет конкуренции, либо предложить покупателям что-то качественно новое среди десятков марок молока, яиц и овощных смесей». 

«Что-то качественно новое» в свое время сделал Игорь Картузов, начав выпускать чистые овощи в вакуумной упаковке. Предприниматель уверен: стать конкурентоспособным и региональному, и федеральному бренду не сложно. «Ушли же с нашего рынка «ножки Буша». Сейчас большинство в области влет покупает курицу с Ревдинской птицефабрики. Точно так же, когда производитель поймет рентабельность и начнет развивать производство КРС в области, с местного рынка исчезнет и ино­странное мясо, — показывает горизонты г-н Картузов. — Упор необходимо делать на инновационные технологии, свежесть и качество продукта, на упаковку и доставку. Все должно быть в комплексе — что-то одно не даст конкретных преимуществ, чтобы вырваться вперед. Есть бренд, но продукция не свежая — бизнес накрылся. И наоборот, если продукция будет хорошего качества, но не будет узнаваемой покупателями — ее не купят». 

Вклиниться в торговые сети, по его словам, элементарно. В магазинах не хватает свежезамороженного мяса, свежих мытых, качественно упакованных овощей, свежей зелени. Это стоит только правильно презентовать, и продукты будут лежать во всех сетях. «Если ты продаешь китайское замороженное мясо, то, конечно, нужно будет искать место под солнцем, поскольку таких, как ты, много. А когда ты не по­средник, а производитель, все документы оформлены, сертификаты есть, продукция свежая, то и сети ее с радостью расхватают», — считает Игорь Картузов. 

Больше всего на рынке Свердловской области импортного мяса и грибов. Последних — около 95%. Это и свежие польские шампиньоны, и китайские консервы. «Оптовая цена на польский шампиньон в Екатеринбурге сейчас около 100 руб. за 1 кг, а себестоимость шампиньона, выращенного на собственном компосте, на Урале может достигать лишь 50 руб., — взвешивает ситуацию Александр Хренов. — И это притом, что никаких мер для продажи шампиньонов принимать не нужно. Уже при цене на 5 руб. дешевле польской продукции все покупатели будут ваши. Не говоря уже о том, что местные грибы могут оказаться в магазинах в день сбора, чего никак не смогут добиться иностранные производители». 

Юрий Щербаков соглашается, что выйти на рынок можно. По его словам, компания предварительно провела маркетинговые исследования цветочного рынка области и других регионов, собрала букет потенциальных клиентов и с началом подготовки к запуску производства стала адресно работать с каждым из них. Опыт показал, что цветочный рынок пока свободен, работы — непаханое поле. Российских конкурентов «СтильПрофиЛ» рассматривает исключительно как партнеров, поскольку у каждого есть уникальность, ценная для покупателей. А вот производителям зелени, несмотря на то что спрос на эту продукцию зреет, на рынок приходится пробиваться с трудом. «В течение первого года наш директор практически не выезжал из соседних городов, заключая договоры. Сложно было наладить человеческие отношения, составить удобные графики ввоза. Отказов не было, хотя на рынке есть несколько крупных московских брендов. Первая рассадная линия обошлась нам в 360 тыс. евро, и бизнес окупился за полтора года», — подсчитала г-жа Лиханова. 

По мнению российских предпринимателей, агробизнес в идеале должен представлять собой цепочку от сырья до бренда. Но, во-первых, не каждой отрасли сельского хозяйства это необходимо, а во-вторых, в области подобных производств сегодня немного. «В России такой метод работы скорее исключение, чем правило, — объясняет ситуацию г-н Шалимов. — Раньше бизнес строился не от сырья к бренду, а, наоборот, от бренда к сырью. Производители, сталкиваясь с невозможностью контроля за качеством и стабильностью поставок, сами скупали хозяйства. В целом скупка владельцами брендов хозяйств — временная мера, думаю, что в итоге все разделится. Каждым из этапов производства (сырьем, переработкой, хранением и сбытом) будет заниматься своя фирма». 

По такому принципу сегодня работает АПК в Европе. Размер инвестиций, необходимых только для переработки, гораздо меньше и более доступен бизнесменам. «Но такой процесс возможен, если между фирмами существуют партнерские доверительные и юридически закрепленные отношения. Если хоть один в этой цепочке начнет буксовать или играть по своим правилам — весь бизнес рухнет», — считает г-н Картузов. 

Промышленное сознание чуждо сельскому хозяйству

Промпроизводствам не страшны морозные зимы, осадки или недостаток тепла. Металл не испортится в течение нескольких часов из-за того, что работники цеха не выдержали должный температурный режим. Сельское хозяйство требует к себе другого, более внимательного отношения: приходится и пылинки сдувать. Отсюда и сложности работы в секторах АПК по сравнению с производством металла или стройматериалов. Игорь Картузов: «Здесь совершенно другие сроки производства и окупаемости. Многое зависит от погодных условий. Вы забыли цветочек полить — он засохнет. Надо понимать, что, работая с картофелем, молоком или зеленью, сухим языком цифр коэффициент эффективности просчитать трудно. Все это похоже на рынок ценных бумаг, только там контролировать процессы тяжело, а в сельском хозяйстве можно подстраховаться. Риски высоки, но в случае удачи агробизнес окупается в разы быстрее, чем, например, сырьевой». 

Но не все предприниматели воодушевлены перспективами отраслей АПК, ведь у этого сектора экономики есть ряд минусов. Г-н Хабибуллин предостерегает, что быстрая окупаемость бизнеса — еще не залог успеха и получения большой прибыли: «Люди, инвестирующие деньги в АПК, должны учитывать, что сегодня основные средства производства катастрофически изношены. Для восстановления требуются большие финансовые вливания. Заработать в сельском хозяйстве можно, но не стоит думать о баснословных деньгах. Основная часть прибыли должна идти на поддержание хозяйства и постоянное развитие. На паре-тройке примеров вообще сложно понять тенденцию всей отрасли. Говорить о том, что сырьевой бизнес активно вкладывается в сельское хозяйство, пока преждевременно. Изношенность сущест­вующего оборудования и дороговизна нового — основная проблема агропромышленного комплекса». «Хозяйства должны быть максимально автоматизированы и компьютеризированы. Да, это стоит денег, но при этом и урожай, и прибыль будет выше. Псевдоэкономия приводит лишь к банкротству», — объясняет г-н Хренов. 

Начинать агробизнес с нуля — рискованно. Как и в любом другом деле, непрофессионал сделает много ошибок. В этом плане собственники — не конкуренты промышленникам по размерам их инвестиций. Как считает Роман Шалимов, сегодня примеров компаний, которые наряду с основным бизнесом занимаются и сельским хозяйством, сколько угодно. «Такие инвесторы неплохо застрахованы от неудач. У них есть «мама», т. е. финансовая прочность. Они привыкли покупать профессионалов для управления непрофильными активами, работают по принципу «лучший способ разбить сад — нанять садовника», — отмечает он. Но так будет не всегда. Г-н Шалимов прогнозирует, что все эти холдинги в период с 2015 по 2020 г. будут с выгодой распродавать такие активы, чтобы зафиксировать прибыль. К тому времени основные сливки от роста цен будут сняты. Управлять же станут не портфельные, а стратегические инвесторы — те, кто пришел работать в агропромышленный комплекс навсегда.

Автор: Дарья Лошакова